Судебник "Серый гусь"

  "Серый гусь" ("Grágás") — сборник законов, которые начали действовать в Исландии еще в 920-х гт. В "Книге об исландцах" Ари Мудрый рассказывает о том, что норвежец Ульвльот привез из Норвегии законы, которые были адаптированы к особенностям страны, где, в отличие от Норвегии, не было королевской власти, а все вопросы решались общественным собранием. Решение об осуществлении первой записи "Серого гуся" было принято на альтинге в 1117 г., однако в полной мере, очевидно, эта задача не была выполнена до того времени. Известно, что попытка записи была предпринята позже по инициативе архиепископа Нидароса Адальберта (1161-1188), который заказал для себя рукопись законов этого памятника (Sandvik, Jón Vidar Sigurðsson 2005. P. 234) (текст до нас не дошел). Полный текст судебника "Серый гусь", нормы которого действовали в Исландии до 1271 г., не сохранился. Современные издания данного памятника представляют собой компиляцию статей, которые дошли до нас во множестве фрагментов и рукописей, относящихся к разному времени, начиная с конца XII в. Две основные рукописи — "Codex Regius" и "Staðarhólsbók", содержащие большие фрагменты последовательного текста, — датируются соответственно ок. 1260 и 1280 г.

  Среди статей, регламентирующих все сферы жизни и деятельности исландцев, две статьи сохранили свидетельства о контактах Исландии и Руси в рассматриваемый период.

  Издание: Grágás. Islændernes Lovbog \ Fristatena Tid / Udg. ved Vilhjálmur Finsen (далее: Gib). Kobenhavn, 1852 (В. I); 1879 (В. II); 1883 (В. III).

  Переводы: Успенский 2002. С. 329-330 (фрагмент); Хагланд 2004. С. 270-271 (фрагмент).

  Литература: Dennis, Foote, Perkins 1980. P. 1-19; Simek, Hermann Pálsson 1987. S. 102-103; Fix 1993. P. 234-235. Дашкевич 1990; Успенский 2002; Хагланд 2004.


СУДЕБНИК "СЕРЫЙ ГУСЬ"

l1

  Если в страну приезжают со стороны священники, которые бывали здесь и прежде, и епископ позволял им отправлять требы, люди вправе платить им за требы, коль скоро те предъявили свои книги и ризы епископу или священнику, которого уполномочил епископ2. Если сюда извне приезжают иностранные священники, которые никогда не бывали здесь прежде3, не следует платить им за требы, и они не должны крестить детей, разве ребенок настолько болен, что его вынужден окрестить мирянин. Лучше пусть они крестят (ребенка), а не мирянин, если поблизости нет другого священника. (Люди) вправе платить за требы, если у них есть письмо и печать епископа и свидетельство двух человек, которые присутствовали при их рукоположении и (смогут) произнести слова епископа, гласящие, что людям дозволяется принимать от них все таинства4. Если сюда извне приезжают епископы или священники, будь они hermskir5 или girskir6 люди вправе слушать их службы, если сами того хотят. Не следует платить им за требы и принимать от них таинства. Если человек позволил такому священнику, не сведущему в латыни, освятить церковь или конфирмовать детей, он должен заплатить за это 3 марки штрафа тому епископу, который был здесь и прежде, а тот должен взять еще плату за освящение (церкви). Надлежит освятить церкви и конфирмовать детей так, как будто бы до сих пор это не было сделано, хотя это и было совершено теми, кто не сведущ в латинском языке7.

(Перевод Ф.Б. Успенского по Grg. 1-1. 21-22. § 6 //
Успенский 2002. С. 329-330)


Исландский хутор

28

  Всем исландцам надлежит платить десятину со своей собственности9, но, если сюда в Исландию придут иноземцы, они не должны платить десятину со своей собственности до тех пор, пока они не пробудут здесь подряд три зимы, при условии, если они не обзавелись хозяйством раньше этого времени, иначе им надлежит заплатить десятину весной того года, когда они обзавелись хозяйством и в следующем году10. Но если наши соотечественники уедут из Исландии и оставят здесь свою собственность11, тогда тот человек, который должен распоряжаться ею, должен заплатить на нее десятину. Что касается той собственности, которую человек увозит с собой, то здесь он не должен платить на нее десятину, даже если он отсутствует в течение какого-либо длительного времени. Но если он вернется, тогда на всё, что он привезет с собой, ему надлежит заплатить десятину здесь в Исландии в первую же зиму после своего возвращения летом, и он должен сделать это, даже если он был на востоке в Гардах12.

(Перевод Г.В. Глазыриной по Grg. 1-2. 208)


КОММЕНТАРИИ

1 Публикуемый ниже фрагмент входит в состав главы 6 раздела "Христианские законы". Здесь подробно расписана вся деятельность священника от его первого появления на новом месте и знакомства с его местом жительства и паствой, определены его обязанности, регламентировано количество служб, которые он должен провести ежедневно, и количество денег, которые ему должны заплатить прихожане за его работу. Четко сформулированы принципы взаимоотношений священника со своим епископом и названы штрафы, которыми священник наказывается в случае отклонения от этих принципов, и ответственность священника перед альтингом при совершении им правонарушений. Для нас в этой главе интересен раздел об иностранных священниках, сохранивший свидетельства о конфессиональных связях между Исландией и Восточной Европой.

2 Выше в главе 6 отмечается: "Священники должны слушаться своих епископов и предъявлять им свои книги и облачение".

3 Имена иноземных епископов, которые с 80-х гг. X в. посещали Исландию с миссионерскими целями, названы Ари Торгильссоном в "Книге об исландцах".

4 Фактически, данное положение отсылает к норме, которая вводится в начале параграфа и требует, чтобы иноземный священнослужитель получил одобрение епископа на свою деятельность в Исландии.

5 Hermskir (по другим рукописям ermskir) интерпретируется исследователями как омонимичные этнонимы "армянский" или "вармийский".

6 Слово girskir в других рукописях заменено на griskir.

7 Закон противопоставляет служителей церкви, "которые не сведущи в латинском языке", тем, кто владеет этим языком. Я.Р. Хагланд полагает, что ссылка на лингвистическую подготовку фактически подменяет здесь указание на конфессиональную принадлежность священника, которая стала являться существенным фактором после разделения церквей в 1054 г. Таким образом, "сведущие в латинском языке" священники — это те, кто "получили образование в лоне католической церкви" и могут быть приняты к службе в Исландии. Не имеющим соответствующего образования закон запрещает такую деятельность (Хагланд 2004. С. 271).

8 Другой стороны русско-исландских отношений — торговых связей двух стран — касается вторая из интересующих нас статей судебника "Серый Гусь". Данная статья происходит из раздела, посвященного правилам выплаты десятины с имущества и доходов.

9 Выплата десятины с имущества и доходов была введена в Исландии по инициативе епископа Гицура Ислейвссона в 1096 или 1097 г. Для выплат были предусмотрены определенные даты. В частности, десятину платили в четверг "на седьмой неделе лета" (т.е. в период с 28 мая по 3 июня).

10 Согласно данному положению, иноземцы начинали выплачивать десятину лишь тогда, когда они, проведя на острове продолжительное время, обустраивались и обзаводились хозяйством.

11 Имеется в виду как недвижимость (земля, хутор, отдельно стоящие постройки), так и движимое имущество (скот, средства передвижения и др.), которое обычно не брали с собой в дальние поездки.

12 Статья предписывает обязательность уплаты налога теми исландцами, которые отправляются в длительные путешествия. Несмотря на то, что названия стран, с которыми осуществлялись контакты, не приводятся, в ней особо подчеркивается, что закон распространяется и на тех людей, кто был "на востоке в Гардах" (i gorðom avstr). Возможно, причина выделенности Руси в данной статье закона заключается в том, что для подготовки и осуществления такой дальней поездки, каким было плавание в Восточную Европу, человеку приходилось истратить немало собственных средств, которые он не всегда мог компенсировать в результате своего путешествия. Однако, как свидетельствуют родовые саги, многие купцы привозили в Скандинавию богатые товары, среди которых были, в первую очередь, кожи и пушнина (шкуры горностая, бобра и соболя, беличий мех и др.); большую прибыль, по свидетельству "Саги о людях из Лососьей Долины" (Исландские саги. 1999. Т. I. С. 233-235), приносила торговля рабами. Конечно, не только купцы достигали Руси: туда ездили и с иными целями, и не всегда путешественникам удавалось вернуться на родину (см., например, рассказ о Торвальде Путешественнике, посетившем Русь на рубеже X-XI вв.: VI.l; VL2). Это последнее обстоятельство и обусловило необходимость формулировки статьи закона, касающегося тех исландцев, которые отправляются в путешествие, с оговоркой "если он вернется" в Исландию.